Нежелезные аргументы

Недвижимость во Франции

Редкое применение металлокаркасной технологии в многоэтажном строительстве — следствие не только действовавших в СССР ограничений на использование стали, но и ее объективных недостатков. Если производители металлоконструкций смогут убедить строителей в том, что преимуществ больше, в ближайшем будущем для этой технологии может начаться новый этап.

Менее 1% — такова доля строящихся с применением стального каркаса многоэтажных жилых зданий в России по оценке Ассоциации развития стального строительства (АРСС). В сегменте офисной недвижимости этот показатель больше (четкой статистики нет), но картина схожая — технология выбирается для реализации единичных проектов. В Екатеринбурге построенные по ней многоэтажки можно посчитать на пальцах одной руки: здание правительства Свердловской области, жилой комплекс «Московский» и офисный центр на улице Крестинского. При этом, по словам свидетелей первой стройки, стальной каркас был политической волей тогда секретаря Свердловского обкома КПСС Бориса Ельцина (мы расскажем эту историю далее), а второй проект — эксперимент «Уралэнергостройкомплекса», пока не получивший продолжения.

По данным АРСС, лидером по использованию стального каркаса в многоэтажном гражданском строительстве является Великобритания, где эта технология занимает 68% в общем объеме строительства. На втором месте — США и Швеция с 65%. На третьем — Норвегия с 48%. В России — 13%. Цифры по итогам 2013 года, выведены на основе экспертных оценок и включают не только жилые и офисные многоэтажки — объекты всех назначений высотой от трех этажей. Очевидно, что в нашей стране сформировалось особое отношение к стальному каркасу. Когда, почему и будет ли оно меняться?


Мы не строили, не строили
Главный аргумент, который приводят эксперты, отвечая на вопрос, почему мы так сильно отстаем от других стран в применении стального каркаса в многоэтажном строительстве, звучит следующим образом: во времена СССР использование этого материала было жестко регламентировано. «В послевоенные годы сталь являлась стратегическим материалом, и в основном использовалась в оборонной промышленности, поэтому строителей вынуждали искать другие материалы. За альтернативу взяли железобетон, который стал основным стройматериалом во времена позднего СССР и продолжает доминировать в гражданском секторе сегодня», — отмечает генеральный директор АРСС Дмитрий Еремеев.

— Существовало предписание, регламентировавшее параметры строений, при строительстве которых допускалось использование стали. Я не помню точных цифр, но, к примеру, если пролеты менее 24 метров, применять металлоконструкции было нельзя, — уточняет главный конструктор ООО «Архпроект» Юлия Миловидова.

В какие-то периоды использование металлокаркаса в гражданских проектах было возможно, если они реализовывались с воли политиков. К примеру, к 800-летию Москвы были построены сталинские высотки. В другие — невозможно вовсе.

Читайте также  Загородный дом своими силами: без помощи друзей не обойтись

— Когда-то в журнале «Америка» я прочитал фразу Хрущева, которую он сказал во время поездки по США о Нью-Йорке: «А мне здесь не нравится. Слишком мало зелени. Даже камень может стошнить». После этого о строительстве небоскребов в СССР можно было забыть, — рассказывает начальник производственного отдела треста «Уралстальконструкция» Валерий Антипин. — В те времена даже термин существовал — бумажная архитектура. Мечтать на бумаге, участвовать в конкурсах, даже международных — можно. Не всем. Но строить — нельзя.

Политическую подоплеку, судя по всему, имело и строительство Дома Советов в Свердловске. Валерий Антипин:

— В конце 60-х в Тольятти на стальном каркасе начали строить 25-этажное административное здание АвтоВАЗа, оно было знаковым объектом в то время. Я думаю, Ельцин его увидел и загорелся. Его детище стало самым высоким зданием обкома КПСС в СССР, самым высоким зданием в Свердловске — мне кажется, стальной каркас был выбран, исходя из амбиций будущего президента.

Если в советские годы для реализации редких гражданских многоэтажных проектов на стальном каркасе была база (с 1963 по 1991 год существовало министерство монтажных и специальных строительных работ СССР, во всех крупных городах были специализированные тресты и т.д.), то к началу 2000-х не осталось и ее.

— Главная проблема металлоконструкций сегодня заключается в том, что отсутствует инфраструктура их использования, сопоставимая с инфраструктурой применения привычных технологий. Нет адаптированной для гражданского строительства продукции, нет типовых решений, нет кадров, — отмечает главный архитектор ООО «Архпроект» Александр Романов.

Ограничений по использованию в России сняты как минимум три десятилетия назад. Примерно столько же, по данным АРСС, потребовалось Великобритании для увеличения доли стального строительства с 30% до 68% и выхода на лидирующие позиции. Почему в России инфраструктура не была восстановлена, а сталь, вопреки мировому опыту, так и не получила широкого применения?


Плюс на минус
Вопреки ситуации, сложившейся в СССР (охарактеризуем ее как строительство единичных высотных зданий на стальном каркасе во второй половине XX века), в США эта технология начала активно развиваться еще в начале столетия, затем с разными временными промежутками на нее обратили внимание другие страны. По мнению экспертов АРСС, главные преимущества стального каркаса — это скорость и всесезонность строительства, возможность сэкономить на фундаменте вследствие меньшего веса конструкции, вариативность планировок и большая продаваемая площадь. Вместе с тем она имеет и ряд недостатков.

Первый — сталь обладает меньшей по сравнению с бетоном огнестойкостью и склонна к коррозии, поэтому требует дополнительной защиты. С технической точки зрения проблема несущественная, но ее устранение сказывается на экономике строительства.

Читайте также  Еще 76 домов по программе реновации планируют начать строить в Москве до конца года

— Повышение огнестойкости стальных конструкций путем применения огнезащитных материалов (например, простого кирпича) стало нормальной практикой строительства уже с конца XIX века. Сегодня существует множество способов повышения огнестойкости — от нанесения специальной краски до использования специальных сталей. Что касается склонности к коррозии, то также существуют покрытия, которые могут служить длительное время и не требуют ремонта. Как показывает опыт, при грамотном проектировании и соответствующей эксплуатации недостатки стали можно легко нивелировать, — отмечает ведущий научный консультант АРСС, заведующий сектором высотных зданий и сооружений ЦНИИСК им. В.А. Кучеренко Денис Конин.

Второй момент, также повышающий стоимость этой технологии — необходимость использования специализированной рабочей силы. «То же монолитное строительство дает возможность на основных работах применять менее квалифицированный труд. Специалисты по монтажу металла не только дороже, их еще и сложнее найти. В Екатеринбурге работает в лучшем случае несколько таких организаций», — поясняет главный архитектор ООО «Архпроект» Александр Романов.

Третий — жесткая зависимость от производителя. «Проблема на производстве может стать угрозой для проекта. Риски с позиции соблюдения сроков строительства при использовании металла выше», — продолжает Александр Романов.

Четвертый — отсутствие гарантий качества. По словам Валерия Антипина, производителей металлоконструкций много, и не все из них поставляют качественную продукцию. Понятное желание заказчика сэкономить может вылиться, например, в трудности со стыковкой элементов на этапе монтажа.

Пятая проблема — отношение потребителей. Как отмечают в исследовательской компании Research.Techart, потребители консервативны, они с осторожностью относятся к домам, построенным на металлокаркасе, что не могут не учитывать инвесторы. Хотя в реальности никаких отличий жильцы дома на стальном каркасе, по словам Юлии Миловидовой, не ощутят: «Все нормативные требования одинаковы для любых строений, из чего бы они ни были построены. Если бы здание на металлокаркасе им не соответствовало, его бы просто не было».

Отсутствие инфраструктуры наряду с другими недостатками металлокаркасной технологии делают неочевидными выгоды ее применения.

— Почему мы построили «Московский» на стальном каркасе? Перед предыдущим кризисом был период, когда резко выросли цены на цемент, и использование металла стало экономически привлекательным. Изначально мы планировали строить «Московский» в монолите, но ситуация на рынке стройматериалов сделала целесообразным перепроектирование на металлический каркас. Цены на металл выросли, этот период закончился, о выгоде от использования стального каркаса сейчас говорить сложно. Застройщику важно построить квадратные метры понятного качества, в понятные сроки и с понятной себестоимостью. Этого металлический каркас пока предложить не может. Мы в экспериментальном поселке «Солнечный» строили два дома почти одинаковых по архитектуре. Один из каменных блоков, другой на металлокаркасе. Строительство закончили одновременно, но трудозатрат дом на металлокаркасе потребовал больше, проектных решений для него нужно было больше. Сегодня весьма ограниченный круг застройщиков готов идти даже на такие эксперименты, — подводит промежуточный итог Александр Романов.

Читайте также  Как отследить динамику строительства и почему случаются просрочки


Каркас будущего
Что ждет металлокаркасную технологию в дальнейшем? Во-первых, она уже получила применение в сегменте индустриальных и торговых объектов. «Я думаю, здесь сталь в России применяется примерно в такой же пропорции, что и в Европе», — говорит Александр Романов. Объяснение простое: в таких сооружениях меньше расход металла, чем в жилье, поэтому его экономика интереснее. Во-вторых, в Research.Techart считают, что металлокаркас может получить развитие в строительстве по госзаказу, где основное внимание уделяется скорости. Но и в этом случае речь, скорее всего, идет об административных и социальных объектах. В-третьих, стальной каркас может найти себя в жилых и офисных высотках.

— 25 — 40 этажей можно выкладывать монолитом. Потом интерес смещается к другим технологиям. Нагрузки на первые этажи очень большие. Если мы обычно используем бетон максимум Б40, в зданиях выше 40 этажей понадобится Б60 и Б80, а его сложно изготовить на наших заводах. Армирование сильно повышается, процесс бетонирования усложняется. Есть граница, после которой начинается поиск новой технологии, которой может стать стальной каркас. Если инфраструктурные проблемы, о которых мы говорим, будут решены, — комментирует Юлия Миловидова.

Главную роль в устранение препятствий эксперты отдают производителям металлоконструкций. По большому счету, они тему стального каркаса и начали выводить в повестку. АРСС была создана в прошлом году по инициативе трех крупнейших производителей металлопроката в России — ЕВРАЗа, Мечела и ОМК.

— Посыл идет от производителей, и это понятно. Они сейчас сильнее всех заинтересованы в расширении применения металлоконструкций, особенно, в самом большом сегменте жилого строительства. Если производители предложат новый, адаптированный под эти цели, экономичный по расходу металла продукт, включатся в процесс подготовки кадров, типовых решений, то отношение к стальному каркасу может измениться достаточно быстро, — считает Александр Романов.

Некоторое оживление уже заметно. За последние годы по металлокаркасной технологии были построены две башни комплекса Москва-Сити, корпус Дальневосточного федерального университета, анонсировано строительство 10-этажных жилых домов в новосибирском комплексе «Новомарусино». АРСС выпустила методические пособия по работе со стальными конструкциями, а также совместно с Московским государственным строительным университетом запустила программу повышения квалификации для инженеров-проектировщиков. Но все-таки молниеносного распространения металлокаркаса в многоэтажном строительстве не прогнозируют даже в ассоциации. По ее прогнозам, к 2020 году доля объектов на стальном каркасе с нынешних 13% увеличится до 20%.